frallik (frallik) wrote,
frallik
frallik

Category:

Русские фашисты в Маньчжурии - высшая точка развития "белой идеи" ч. 2

... На нем произошел очередной конфликт между Родзаевским и частью его сторонников. Группа фашистов, успевшая к тому времени понять истинную суть гитлеровского режима, потребовала от Родзаевского разорвать все связи с гитлеровской Германией и убрать свастику с партийных знамен. Это требование они мотивировали враждебностью Гитлера России и славянам в целом, а не только советской политической системе. Однако Родзаевский от антигитлеровского поворота отказался. Приближалась Вторая мировая война, которая сыграла поворотную роль в судьбе не только русского фашизма, но и всей русской эмиграции в Маньчжурии.




Харбин - русская православная община по главе с батюшкой празднует принятие новых членов в организацию "Союз фашистских крошек". В неё, при должном поведение родителей, зачисляли с 3-летнего возраста. В 10 лет крошки переходили в "Авангард" - Союз юных фашистов и фашисток. С 16 лет наступала очередь "Союза фашистской молодёжи". Только в 25 лет можно было претендовать на членство во Всеросийской фашистской партии.

Пока же численность структур партии ВФП — РФС составляла около 30 000 человек. Отделения и ячейки партии действовали практически везде, где жили русские эмигранты — в Западной и Восточной Европе, США, Канаде, странах Латинской Америки, Северной и Южной Африки, Австралии.


С первыми проблемами РФС столкнулся после того, как Советский Союз и Германия подписали пакт Молотова — Риббентропа. Тогда СССР и Германия временно стали сотрудничать друг с другом, и это сотрудничество для руководства Германии представляло больший интерес, чем поддержка эмигрантских политических организаций. Многие активисты РФС были крайне недовольны тем, что Германия стала сотрудничать с СССР. Началась эпидемия выходов из РФС, а сам Родзаевский подверг пакт жесткой критике.



22 июня 1941 г. нацистская Германия напала на Советский Союз, что вызвало бурное одобрение со стороны Родзаевского. Лидер РФС увидел в гитлеровском вторжении шанс на возможное свержение сталинского режима и установление в России фашистской власти. Поэтому РФС стал усиленно добиваться вступления в войну против СССР и Японской империи. Но у японцев были иные планы — занятые противостоянием с США и Великобританией в Азиатско-Тихоокеанском регионе, они совсем не хотели вступать в данный момент в вооруженное противостояние с СССР. Поскольку еще в апреле 1941 г. между Японией и Советским Союзом был подписан договор о нейтралитете, японские спецслужбы получили указание минимизировать агрессивный потенциал русских фашистов в Маньчжурии. Тираж номера газеты, в котором Родзаевский призывал Японию вступить в войну с СССР, был конфискован.

С другой стороны, многие сторонники РФС, до которых доходили известия о творимых гитлеровцами зверствах на территории России, выходили из рядов организации или, по крайней мере, отказывались поддерживать позиции Родзаевского.
По мере того, как ухудшалось положение Германии на советском фронте, японское руководство все менее желало открытой конфронтации с СССР и предпринимало шаги к тому, чтобы избежать обострения отношений. Так, в июле 1943 г. японские власти запретили деятельность Российского фашистского союза на территории Маньчжурии. Однако, по некоторым данным, поводом к запрету РФС стали не только и не столько опасения японцев ухудшить и без того крайне напряженные отношения с Советским Союзом, сколько наличие в рядах русских эмигрантов советской агентуры, работавшей на НКВД и собиравшей информацию о размещении японских войск на территории Маньчжурии, Кореи и Китая.

В любом случае, фашистская партия прекратила свое существование. С этого времени Родзаевский, сам оказавшийся под наблюдением японских спецслужб, был вынужден сосредоточиться на работе в структурах Бюро по делам российских эмигрантов, где он отвечал за культурно-просветительскую деятельность. Что касается его давнего партнера, а затем противника в рядах российского фашистского движения — Анастасия Вонсяцкого, то он, проживающий в США, после начала войны был арестован по обвинению в шпионаже в пользу стран «оси» и находился в заключении.

В начале 1940-х гг. БРЭМ возглавлял генерал-майор Владимир Кислицын. На самом деле Владимир Александрович Кислицын дослужился в царской армии только до полковника, но воевал героически — в составе 23-й Одесской пограничной бригады, а затем — 11-го Рижского драгунского полка. Был много раз ранен.

В 1918 г. Кислицын поступил на службу в гетманскую армию Украины, где командовал кавалерийской дивизией, а затем корпусом. После ареста петлюровцами в Киеве был, однако, освобожден по настоянию немцев и уехал в Германию. В том же 1918 г. из Германии он вновь вернулся в охваченную Гражданской войной Россию и пробрался в Сибирь, где командовал дивизией у Колчака, а затем особым маньчжурским отрядом — у Семенова.

В 1922 г. Кислицын эмигрировал в Харбин, где стал работать зубным техником, параллельно сотрудничая с местной полицией. Общественная деятельность Владимира Кислицына сводилась в поддержке в качестве наследника престола великого князя Кирилла Владимировича.

В 1928 г. великий князь произвел за это полковника Кислицына в генерал-майоры российской императорской армии. Позже Кислицын стал сотрудничать в структурах БРЭМ и возглавил Бюро, но в 1944 г. скончался.

После смерти Кислицына руководителем БРЭМ, как оказалось — последним, стал генерал-лейтенант Лев Филиппович Власьевский (1884-1946). Он родился в Забайкалье — в станице Первый Чиндант, а в 1915 г., после начала Первой мировой войны, был призван в армию, окончил школу прапорщиков и к моменту окончания войны дослужился до поручика. У атамана Семенова Власьевский был сначала начальником канцелярии, а затем — начальником казачьего отдела штаба Дальневосточной армии.

Поражение Японии и крах русского фашизма в Маньчжурии
Известие о начале боевых действий советско-монгольских войск против японской Квантунской армии стало настоящим шоком и для русских эмигрантских деятелей, проживающих в Маньчжурии. Если царские консервативные генералы и полковники смирно ждали своей участи, надеясь лишь на возможное спасение отступающими японскими войсками, то более гибкий Родзаевский стремительно перестроился.

Он вдруг стал сторонником сталинизма, заявив, что в Советском Союзе произошел националистический поворот, заключавшийся в возвращении офицерских званий в армии, введении раздельного обучения мальчиков и девочек, возрождении русского патриотизма, возвеличивании национальных героев Ивана Грозного, Александра Невского, Суворова и Кутузова. Кроме того, Сталин, по мнению «позднего» Родзаевского сумел «перевоспитать» советских евреев, которые были «вырваны из талмудической среды» и поэтому более не представляли опасности, превратившись в обычных советских граждан.

Родзаевский написал покаянное письмо И.В. Сталину, в котором, в частности, подчеркивал: «Сталинизм — это как раз то самое, что мы ошибочно называли "российским фашизмом", это — наш российский фашизм, очищенный от крайностей, иллюзий и заблуждений". Российский фашизм и советский коммунизм, утверждает он, имеют общие цели. "Только теперь видно, что октябрьская революция и пятилетки, гениальное руководство И.В. Сталина вознесли Россию — СССР на недосягаемую высоту. Да здравствует Сталин, спасительным сочетанием национализма и коммунизма указавший выход из тупика всем народам земли — величайший полководец, непревзойденный организатор — Вождь!».

Контрразведчики из СМЕРШа пообещали Константину Родзаевскому достойную работу пропагандиста в Советском Союзе и лидер русских фашистов «повелся». Он вышел на контакт со смершевцами, был арестован и доставлен в Москву. На своей вилле в Дайрене десантом НКВД был арестован генерал-лейтенант Григорий Семенов, который для многих символизировал антисоветское белое движение на Дальнем Востоке и в Забайкалье. Семенов был арестован 24 августа 1945 г.



Атаман не ожидал появления в Дайрене советских войск, поскольку был уверен, что после капитуляции Японии 17 августа 1945 г. советские войска не будут продвигаться дальше и ему удастся пересидеть опасное время в своей вилле. Но Семенов просчитался и в тот же день, 24 августа 1945 г., самолетом был отправлен в Москву — вместе с группой других арестованных, среди которых находились видные белые генералы — лидеры БРЭМ, и пропагандисты Российского фашистского союза. Помимо генералов Власьевского, Бакшеева и Семенова, среди арестованных находился также Иван Адрианович Михайлов (1891-1946) — бывший колчаковский министр финансов, а после эмиграции — один из соратников Родзаевского и редактор газеты «Харбинское время», в которой то и дело публиковались антисоветские материалы. Арестовали также Льва Павловича Охотина (1911-1948) — «правую руку» Родзаевского, члена Высшего совета ВФП и начальника организационного отдела фашистской партии.

Борис Николаевич Шепунов (1897-1946), арестованный вместе с другими членами БРЭМ, был еще более опасной фигурой. В прошлом белый офицер — семеновец, он в 1930-е — 1940-е гг. работал следователем японской полиции на станции «Пограничная» и одновременно возглавлял отдел Бюро по делам российских эмигрантов в Мукдене.

Именно Шепунов руководил подготовкой и заброской шпионов и диверсантов из Маньчжурии на территорию Советского Союза, за что в 1938 г. был назначен начальником отдела БРЭМ в Харбине. Когда в 1940 г. по обвинению в шпионаже в пользу СССР было арестовано двадцать активистов Российского фашистского союза, а затем они были оправданы японским судом и освобождены, Шепунов руководил их внесудебной казнью.

В 1941 г. Шепунов сформировал белогвардейский отряд, предназначавшийся для вооруженного вторжения на советскую территорию. Князь Николай Александрович Ухтомский (1895-1953), в отличие от большинства названных выше лиц, задержанных СМЕРШем, непосредственно организацией диверсий и шпионажа не занимался, но проявлял активность в пропаганде, выступая с резких антикоммунистических позиций.
Процесс «семеновцев». Реабилитации не подлежат.
Все перечисленные лица были доставлены из Маньчжурии в Москву. В августе 1946 г., спустя год после задержания, перед судом предстали: Семенов, Григорий Михайлович; Родзаевский, Константин Владимирович; Бакшеев Алексей Проклович, Власьевский, Лев Филиппович, Михайлов, Иван Адрианович, Шепунов, Борис Николаевич; Охотин, Лев Павлович; Ухтомский, Николай Александрович.

Суд над «семеновцами», как назвали японских приспешников, задержанных в Маньчжурии, в советской печати, осуществляла Военная коллегия Верховного суда СССР под руководством самого председателя коллегии генерал-полковника юстиции В.В. Ульриха. Судом было установлено, что обвиняемые в течение многих лет осуществляли активную подрывную деятельность против Советского Союза, будучи платными агентами японской разведки и организаторами антисоветских организаций, действовавших на территории Маньчжурии.

Войска, которыми командовали в годы Гражданской войны генералы Семенов, Бакшеев и Власьевский, вели вооруженную борьбу против Красной армии и красных партизан, участвуя в массовых расправах над местным населением, грабежах и убийствах. Уже в тот период они стали получать финансовые средства от Японии. После разгрома в Гражданской войне «семеновцы» бежали в Маньчжурию, где ими были созданы антисоветские организации — Союз казаков на Дальнем Востоке и Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжоу-Го. Суд установил, что все подсудимые являлись агентами японских спецслужб и занимались созданием шпионских и диверсионных отрядов, засылаемых на территорию Советского Союза. В случае начала войны Японии против Советского Союза на белогвардейские отряды, сконцентрированные в Маньчжурии, возлагались задачи по непосредственному вторжению на территорию советского государства.
После завершения судебного разбирательства Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила:

Семенова, Григория Михайловича — к смертной казни через повешение с конфискацией всего принадлежавшего ему имущества; Родзаевского Константина Владимировича, Бакшеева Алексея Прокловича, Власьевского Льва Федоровича, Михайлова Ивана Адриановича и Шепунова Бориса Николаевича — к смертной казни через расстрел с конфискацией имущества.

Ухтомский Николай Александрович был приговорен к двадцати годам каторжных работ, Охотин Лев Павлович — к пятнадцати годам каторжных работ, также с конфискацией всего принадлежавшего им имущества.

В тот же день 30 августа 1946 г. в Москве были казнены все приговоренные к смертной казни подсудимые. Что касается Николая Ухтомского, то он, приговоренный к двадцати годам лагеря, умер через 7 лет после вынесения приговора — в 1953 г. в «Речлаге» под Воркутой. Лев Охотин умер на лесоповале в Хабаровском крае в 1948 г., отбыв 2 года из вынесенных пятнадцати.
В 1998 г., на волне модного пересмотра сталинских приговоров, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации приступила к пересмотру уголовных дел против всех подсудимых по делу «семеновцев», за исключением самого атамана Семенова, который еще в 1994 г. за совершенные им преступления был признан не подлежащим реабилитации.

В результате работы коллегии было установлено, что все лица, осужденные 30 августа 1946 г., действительно были виновны в инкриминируемых им деяниях, за исключением антисоветской агитации и пропаганды, предусмотренной статьей 58-10 ч. 2. Поэтому применительно ко к всем обвиняемым были отменены приговоры по указанной статье.

По остальным статьям виновность обвиняемых была подтверждена, в результате чего Военная коллегия Верховного Суда РФ оставила приговоры без изменений и признала перечисленных лиц не подлежащими реабилитации. Кроме того, смершевцами был арестован и доставлен в СССР профессор Николай Иванович Никифоров — основатель фашистского движения в Харбине, который был приговорен к десяти годам лагерей и умер в 1951 г. в заключении.
Анастасий Вонсяцкий был освобожден из американской тюрьмы, где отбыл 3,5 года, в 1946 г. и продолжал жить в США — в Сент-Питерсберге, отойдя от политической деятельности и занимаясь написанием мемуаров. В 1953 г. Вонсяцкий открыл в Сент-Питерсберге музей памяти последнего русского царя Николая II. Скончался Вонсяцкий в 1965 г. в возрасте 66 лет. К сожалению, и в современной России находятся люди, восторгающиеся деятельностью фашистов 1930-х — 1940-х гг. и забывающие о том, что Семенов, Родзаевский и подобные им люди были инструментами антироссийской политики, а их действия стимулировались собственным властолюбием и деньгами японских и германских спецслужб.

ч. 1 - http://frallik.livejournal.com/1006976.html

Автор Илья Полонский Источник


Tags: РПЦ, белая идея, жить не по лжи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments