June 15th, 2013

теннис

Ключевой поворот в сирийских событиях

Оригинал взят у i_korotchenko в Ключевой поворот в сирийских событиях
Видеоверсия программы "Военно-политический анализ" с Игорем Коротченко на радиостанции "Голос России" за 15 июня 2013 г.



Источник  http://rus.ruvr.ru/2013_06_14/Kljuchevoj-povorot-v-sirijskih-sobitijah-Voenno-politicheskij-analiz-2362/

теннис

Виктор Алексеевич Ефимов (ректор СПбГАУ) о Сталине

Оригинал взят у pravdiv в Виктор Алексеевич Ефимов (ректор СПбГАУ) о Сталине



"...Следующий приоритет – это история, хронология. Я вам уже говорил: «Какое ваше будущее, такое ваше будет настоящее». Один из американских  историков очень точно сказал (Вульф его фамилия): «Тот, кто владеет настоящим, всевластен над прошлым. А кто управляет прошлым, тот управляет будущим».


То есть, если вы воспринимаете Сталина так сказать, «тиран, убийца кровавый», - у вас будет одно будущее. Если вы поймёте, что во времена Сталина ежегодно снижались цены, ежегодно… В начале года объявлялось, насколько снижаются цены. Это в послевоенное время, с 1947 по 1953 год  ежегодно снижались цены на предметы первой необходимости. Если вы вспомните архитектуру сталинскую, ну когда мы говорим «сталинский дом» - больше ничего не надо. И когда говорим «хрущёвка» – тоже ничего не надо комментировать. И так далее. Или вспомним машины, которые производились при Сталине. Какие? Я вам напомню. ЗИС, Зим, 21-я Волга, Победа. На любой из них, если вы сейчас поедете по городу, на вас будут с завистью смотреть. Это были лучшие машины того времени. В мире не было таких машин, какие были у нас в стране при Сталине. Это мы выпускали когда? В 50-е годы. Поэтому не всё так однозначно. Я не пытаюсь сегодня давать вам какие-то характеристики Сталину, это пусть там Сванидзе занимается с такими же, как он. Такие, так сказать, друг друга стоят. Вы просто сами должны думать. Не надо никому доверять. И никогда не читайте, кто что-то писал о Сталине. Если хотите понять Сталина, то вы его можете понять только тогда, когда прочитаете сами его личные слова. Вот это его книжки. Тогда вы какое-то впечатление можете составить о Сталине. Можете составить впечатление какое-то о Сталине, если прочитаете его стихотворение, которое он написал в возрасте 18-ти лет. В 18 лет! Какие вопросы его интересовали?

Напомню вам его стихотворение:

Ходил он от дома к дому, / Стучась у чужих дверей,

Со старым дубовым пандури, / С нехитрою песней своей.

В напеве его, и в песне – / Как солнечный луч чиста,

Звучала великая правда, / Возвышенная мечта.


Но люди, продавшие Бога, / Пустившие в сердце тьму,

Полную чашу отравы / Приподнесли ему.

Сказали ему: “Будь проклят! / Пей, осуши до дна...

И песня твоя чужда нам, / И правда твоя не нужна!”


Вот такие вопросы интересовали Сталина в возрасте 18-ти лет.  Когда они понимал, что нести народу правду – очень непростое дело. И оно для многих заканчивалось трагически, печально…"

теннис

Тень Культуры - Максим Кантор о бесконечном капустнике

Оригинал взят у forward2ussr в Тень Культуры - Максим Кантор о бесконечном капустнике

Сначала они шутили над социальными табу — и это было смешно, потом шутили над идеологией — и это было здорово, потом стали шутить над культурой — и это стало глупо, потом стали шутить над страной — и это стало противно. А потом над народом — и это сделалось отвратительно. Понятие «народная смеховая культура» вошло в обиход интеллигентов благодаря работе Михаила Бахтина «Поэтика Франсуа Рабле». Бахтин рассказал о «карнавальном сознании» средневекового мира, показал, как язык площадей противостоял языку монастырей и королевских дворов.

expert_811_059-1_jpg_300x200_crop_q70

«Гаргантюа и Пантагрюэль» есть образец контрязыка, утверждал Бахтин. Исследователь писал о переворачивании смыслов, о «материально-телесном низе», который противостоит идеологии. Эвфемизм «материально-телесный низ» обозначал вульгарности и похабства, без которых нет площадной жизни. Не то чтобы в России обожали Рабле, но обретение свободы через смех стало для интеллигенции откровением.

Парадоксально, что народную смеховую культуру она опознала как свою, хотя смеховая культура — это, вообще говоря, коллективное сознание народной общины.

Но к искомому моменту советской истории городская прослойка как раз оформилась как своего рода община, а той первичной общины, которую старательно рушили Столыпин и Троцкий, уже не существовало. Городская прослойка идентифицировала себя с интеллигенцией: считалось, что эта прослойка — носитель культуры и хранитель знаний. На деле, разумеется, это было далеко не так. Солженицын характеризовал эту страту как «образованщину», а у народа слово «интеллигент» стало ругательным — и не потому, что водитель троллейбуса не уважал Менделеева и Ключевского, но потому, что среднеарифметический выпускник Полиграфического института, обыватель с запросами, уже не был «народом», но и «профессором» не собирался становиться. По сути, он был никем — горожанином и только.

Collapse )