June 15th, 2015

теннис

Лжецы, клятвопреступники и убийцы семьи гражданина Романова - РПЦ в 1917 г. ч. 1

Святейший синод российской православной церкви и свержение монархии в 1917 году М. А. Бабкин

[На 1917 год в России было 55173 православных храма, около 100 000 священнослужителей, 4 духовных академии, 1250 монастырей]

В конце февраля 1917 г., несмотря на стремительно разворачивавшиеся в Петрограде политические события, в Святейшем правительствующем синоде Российской Православной церкви (РПЦ), по словам протопресвитера военного и морского духовенства Г. Шавельского, «царил покой кладбища».



Высший орган церковной власти занимался текущей работой, решая большей частью различные бракоразводные и пенсионные дела. За этим молчанием скрывались антимонархические настроения. Они проявились в реакции членов синода на поступавшие к ним в те дни от граждан и государственных чиновников России обращения с просьбами о поддержке монархии.

Так, подобную просьбу содержала телеграмма Екатеринославского отдела Союза русского народа от 23 февраля 1917 г. О необходимости поддержать царский престол говорил и товарищ (заместитель) синодального обер-прокурора князь Н.Д. Жевахов. В разгар забастовок, 26 февраля, он предложил первоприсутствующему члену (председателю) синода – митрополиту Киевскому Владимиру (Богоявленскому) выпустить воззвание к населению в защиту монарха – «вразумляющее, грозное предупреждение Церкви, влекущее, в случае ослушания, церковную кару».

Воззвание предлагалось не только зачитать с церковных амвонов, но и расклеить по городу. Митрополит Владимир отказался помочь падающей монархии, невзирая на настоятельные просьбы Жевахова.

27 февраля с предложением к синоду осудить революционное движение обратился обер-прокурор Н.П. Раев, отметив, что возмутители спокойствия «состоят из изменников, начиная с членов Государственной Думы и кончая рабочими». Синод отклонил и это предложение.

Collapse )
теннис

Лжецы, клятвопреступники и убийцы семьи гражданина Романова - РПЦ в 1917 г. ч. 2

Святейший синод российской православной церкви и свержение монархии в 1917 году М. А. Бабкин

Однако альтернатива действиям синода по отношению к смене формы государственной власти в марте 1917 г. существовала. Она была изложена в действиях и проповедях епископа Пермского и Кунгурского Андроника (Никольского). 4 марта он обратился с архипастырским призывом «ко всем русским православным христианам». Изложив суть Высочайших «Актов» от 2 и 3 марта, он охарактеризовал сложившуюся ситуацию в России как «междуцарствие». Призвав всех оказывать всякое послушание Временному правительству, он сказал: «Будем умолять Его Всещедрого (Бога), да устроит Сам Он власть и мир на земле нашей, да не оставит Он нас надолго без Царя, как детей без матери. …Да поможет Он нам, как триста лет назад нашим предкам, всем единодушно и воодушевлённо получить родного Царя от Него Всеблагого Промыслителя».



19 марта епископ Андроник и пермское духовенство в кафедральном соборе и во всех городских церквах сами присягнули и привели народ к установленной Временным правительством присяге на верность служения государству Российскому. Но, принеся в качестве законопослушного гражданина присягу Временному правительству, епископ Андроник активно вёл монархическую агитацию, связывая с Учредительным Собранием надежды на восстановление царского правления.

«Опасная деятельность» пермского архипастыря (именно так она была расценена местной светской властью и в ведомстве синода) привлекла внимание Комитета общественной безопасности и Совета солдатских и рабочих депутатов г. Перми, от которых 21 марта на имя обер-прокурора Св. синода была отправлена телеграмма с жалобой, что «епископ Андроник в проповеди сравнивал Николая Второго с пострадавшим Христом, взывал к пастве о жалости к нему». В ответ 22 марта обер-прокурор потребовал от мятежного епископа разъяснений и отчёта о его деятельности, направленной на защиту старого строя и «на восстановление духовенства против нового строя».

Collapse )
теннис

Лжецы, клятвопреступники и убийцы семьи гражданина Романова - РПЦ в 1917 г. ч. 3

Святейший синод российской православной церкви и свержение монархии в 1917 году М. А. Бабкин

Так, Временное правительство 4 марта на заседании Св. синода через своего обер-прокурора декларировало предоставление Православной церкви полной свободы в управлении, сохранив за собой лишь право останавливать решения синода, в чём-либо не соответствующие закону и нежелательные с политической точки зрения. Новый обер-прокурор синода В.Н. Львов видел свою задачу в формировании лояльного отношения государства к церкви и обеспечении взаимного невмешательства церкви и государства во внутренние дела друг друга.

Но вскоре Временное правительство стало действовать вопреки своим обещаниям. На заседании 7 марта 1917 г. оно заслушало сообщение обер-прокурора «о необходимых к оздоровлению» церкви мероприятиях. В.Н. Львову было поручено представить правительству проекты о преобразовании церковного прихода и о переустройстве епархиального управления на церковно-общественных началах. Этим постановлением церковь фактически лишалась надежды на обещанную 4 марта обер-прокурором свободу, то есть нарушался заявленный правительством принцип невмешательства государства в жизнь церкви.



Collapse )