frallik (frallik) wrote,
frallik
frallik

Category:

МЫ НА ВОЙНЕ - Сергей Лукьяненко(1)

в журнале "Однако" прочитал пять статей автора. решил сделать выжимки со своими комментариями - квадратные скобки.

"вот правила войны: есть 1. местности рассеяния, 2. местности неустойчивости, 3. местности оспариваемые, 4. местности смешения, 5. местности-перекрестки, 6. местности серьезного положения, 7. местности бездорожья, 8. местности окружения, 9. местности смерти" - Сунь Цзы

1/ МЕСТНОСТЬ РАССЕЯНИЯ  - http://www.odnako.org/blogs/show_17090/

если война – есть продолжение политики иными средствами, политика – продолжение войны иными средствами. И «война никогда не кончается». Горячая превращается в холодную, экономическая в информационную… [войны религиозные перетекают в тотальное уничтожение культурных генотипов противоборствующих сторон] война [как понятие]... нормальное состоянием человеческого общества.


Россия – в войне... не привыкать, да и пугаться не стоит, хотя информационные залпы бывают страшнее орудийных. Беда лишь в том, что побеждать в настоящей войне мы умеем… А вот победы в тихих войнах никогда не были сильной стороны российского государства. Мы сплошь и рядом проигрывали информационную войну (требовалось появление по-настоящему могучей и бесчеловечной силы, вроде третьего рейха, чтобы с нами заключали хотя бы перемирие). Мы не умели пользоваться собственной экономической мощью, разбазаривали огромные ресурсы на помощь презирающим нас лживым царькам и диктаторам, а к вражеским ударам – вроде обрушившейся цены на нефть -- были не готовы.

Давайте поучимся воевать. Не на поле брани, а на аренах тихих войн.

"Когда князья сражаются на собственной земле, это будет местность рассеяния…»

Мы сражаемся на собственной земле, это наша земля. немало тех, кто готов это оспаривать. немало тех, кто скажет, что в XXI веке не важны границы, языки, народы, ресурсы – а важнее всего интернет, мобильность и креативность. Не будем попусту спорить. Но это наша земля, на ней и за неё идет бой – и, что самое печальное, мы сражаемся друг с другом.

«Поэтому в местности рассеяния не сражайся»
требование, которое труднее всего принять. Как это «не сражайся», если ВРАГ бьёт по святыням, глумится над народом, перевирает историю, открыто призывает к расчленению страны? Вся беда в том, что это наш, родной враг. Внутренний. Наша плоть от плоти, а зачастую и кровь от крови. И сражение с ним – это гражданская война, пусть даже и тихая.

Эксгибиоцинистки, отплясывающие в храме, лощёный рукопожатый говорун на телеэкране – это часть нашего народа. И сражение – это как раз то, что им нужно. Сражение превращает фриков и предателей во врагов, достойных уважения и жалости. Судить хулиганствующих эксгибиционисток? Найдётся достаточно людей либо «креативных», в меру их понимания и образа мысли, либо сердобольных, призывающих не наказывать жён и матерей. Суд над предателями, распродающими военные секреты? Найдётся достаточно любителей порассуждать, а были ли секреты достаточно секретными. Суд над экстремистом, призывающим к восстанию и погромам? Найдётся достаточно людей, уверенных, что в этом и заключается свобода слова.

Суд – это сражение. Сражаться в местности рассеяния нельзя. нужно делать совсем другое.
«…Если противник явится в большом числе и полном порядке, как его встретить? Отвечаю: захвати первым то, что ему дорого. Если захватишь, он будет послушен тебе. В войне самое главное -- быстрота: надо овладевать тем, до чего он успел дойти; идти по тому пути, о котором он и не помышляет; нападать там, где он не остерегается.»

Если оружие ВРАГА – «креативные акции», лиши его креативности. Прояви большее творчество, выйди за рамки шаблонов и привычных схем. Если оружие врага – пропаганда, не пытайся сражаться с ложью правдой. Веди свою пропаганду.
Если оружие врага – свобода, не пытайся её ограничить. Позволь проявить свою свободу тем, кто готов поспорить с врагом.

К сожалению, из всех вышеперечисленных приёмов наша власть усвоила, да и то плоховато, лишь искусство врать в ответ на ложь, что с некоторым трудом можно считать контрпропагандой, да и отдельные робкие попытки политических пиар-акций. Что же касается свободы, то порой возникает ощущение, что власть больше боится свободы своих сторонников, чем противников.

Почему? «…В местности рассеяния я стану приводить к единству устремления всех.»

признаем честно - большинство людей вообще не имеет твёрдо сложившихся убеждений – за исключением любви к себе, креативным и неповторимым. Именно этим пользуется враг, вбрасывая один за одним привлекательные и неоспоримые, вроде как, образы – «свобода»! «толерантность»! «творчество»! Вы имеете что-то против свободы, толерантности и творчества в широком смысле этого слова? Нет, конечно. Ведь вы подсознательно относите всё это к себе. И вот уже общество коммунистов и сочувствующих полных ходом отправляется строить капитализм (не исключая и верхушку коммунистов), а русский интеллигент, в полном соответствии с традицией, разрушает образование и здравоохранение, энергично работает над тем, чтобы в стране стало меньше русских и меньше интеллигентов.

В стране на данный момент нет единых устремлений – поскольку нет общенациональной идеи. Идея «заработать кучу денег» на эту роль не годится, во-первых, поскольку не может быть осуществлена всем населением сразу, а во-вторых, потому что за этапом «заработать» немедленно приходит этап «потратить», что куда приятнее делать в другом месте, а не в «этой стране», выражаясь языком русской интеллигенции. [логическое продолжение цепочки - этапы "отобрать" и "поделить"]

Успех Путина в том, что он пытался (и успешно) быть президентом для всех. Для работников бюджетной сферы и олигархов. Для русских и нерусских. «Он в тундре -- на оленях, в степи -- на скакуне, он ездит на машинах, он ходит по стране». Это правильно и хорошо для политика, живущего в стране мирной и благополучной. Но этого недостаточно для полководца, живущего в стране воюющей и проблемной.

«Правитель действует в своем совете и отдается делам правления, а за войну во всем спрашивает со своего полководца.» мы на войне. настает момент, когда политику придется стать полководцем. Хуже всего то, что мы - в местности рассеяния. И единственное, что здесь возможно делать – «приводить к единству устремления всех…» К какому единству?

2/ МЕСТНОСТЬ НЕУСТОЙЧИВОСТИ  -  http://www.odnako.org/blogs/show_17117/

полагают, что Китай не умел хорошо воевать и высказывания древних китайских полководцев не заслуживают внимания. посоветуем внимательно посмотреть на глобус и подумать, существуют ли страны таких размеров как Китай, не умеющие воевать. Все дело в том, что война имеет разные формы.

«…когда заходят в чужую землю, но не углубляются в нее, это будет местность неустойчивости.»

Любая гражданская война возможна лишь при наличии в обществе серьезных и ощущаемых всеми слоями противоречий. Восстание рабов – это не гражданская война, потому что с точки зрения любого патриция и даже простого римлянина гладиаторы во главе со Спартаком никаких оснований для восстания не имели. Восстание той или иной национальной окраины против метрополии – тоже не гражданская война, ибо с точки зрения народа метрополии никто окраину не порабощал, а с точки зрения окраины – она вообще самостоятельное, но оккупированное государство, и война эта не гражданская, а освободительная. Поэтому и топливо, и искра гражданской войны – это осознаваемые всем обществом противоречия, достигшие той степени, когда «верхи не могут, а низы не хотят»…

Как это ни печально, но противоречия в российском обществе имеют именно такой, глобальный характер. Они ощущаются на уровне национальных, на уровне классовых и, даже, на уровне территориальных отношений...

Движущий мотив современной российской ситуации – несправедливость. И неважно, что для каждого на передний план выйдет какая-то его личная несправедливость – русский будет возмущаться деньгами, уходящими в Чечню, чеченец вспоминать бомбардировки Грозного, бизнесмен жаловаться на поборы и коррупцию, а наемный рабочий или мелкий менеджер – на эксплуатацию его бизнесменом.

ощущение несправедливости общее. Возможно, не все готовы в это поверить, но точно такое же ощущение несправедливости процветает и «в верхах» - там точно так же вздыхают о разгуле коррупции, семейственности и землячестве, точно так же обижаются на другие национальности и другие регионы. Только масштаб обид другой… а высказывания чуть осторожнее.

«…в местности неустойчивости не останавливайся.» Ошибка думать, что закончившиеся выборы и митинги вывели страну из состояния войны. Они всего лишь перевели ее из "местности рассеяния" в "местность неустойчивости". Шаг важный, но лишь начальный. Подвесили проблемы, но никуда их не убрали. Власть перехватила инициативу, сделала несколько шагов на «вражескую территорию», объявила очередную войну коррупции, возрождение промышленности, социальные программы.

«По этой причине я в местности неустойчивости буду поддерживать связь между частями.» квинтэссенцией поведения в местности неустойчивости должно быть соединение частей, сплочение страны – единственная стратегия победы. А это значит, что мы не можем позволить себе иметь враждебную оппозицию! Но вдвойне ошибкой была бы попытка ее уничтожить.

«по правилам ведения войны наилучшее — сохранить государство противника в целости, на втором месте — сокрушить это государство. Наилучшее — сохранить армию противника в целости, на втором месте — разбить ее. Наилучшее — сохранить бригаду противника в целости, на втором месте — разбить ее. Наилучшее — сохранить батальон противника в целости, на втором месте — разбить его. Наилучшее — сохранить роту противника в целости, на втором месте — разбить ее. Наилучшее — сохранить взвод противника в целости, на втором месте — разбить его. Поэтому сто раз сразиться и сто раз победить — это не лучшее из лучшего; лучшее из лучшего — покорить чужую армию, не сражаясь.»

Мы должны иметь дружественную оппозицию. Мы должны сделать так, чтобы те, кто нам мешали, сами нам помогли. И борьба с коррупцией, и борьба с полицейским произволом, и жесткий контроль действий власти – все это в итоге идет как раз на пользу власти (если власть отождествляет себя со страной). развертывание оппозиционного антироссийского движения – это огромный просчет противника и великолепный шанс для России, по одной единственной причине – подавляющее большинство оппозиционеров пребывает в полной уверенности, что их действия идут стране на пользу. И в этом огромная слабость лжи, которую использует враг – не заявляя прямо, что его цель уничтожение нашей страны, а говоря рядовым несогласным, что целью является укрепление России, он выбивает у себя почву из под ног. Любые толпы, пускай и стотысячные, рассыплются в прах, едва лишь рядовой оппозиционер поймет, что власть делает именно то, к чему он призывает.

... Подавляющее большинство людей, вешающих на себя белые ленточки, ведущихся на пропаганду [ненависти к России] в интернете, глумящихся над верой своих дедов и свершениями своих отцов – действительно уверены, что работают на благо[!] России. Можно искать и обрезать ниточки, за которые дергают «вождей», вещающих толпам с трибуны (высшее счастье марионетки – сыграть кукловода!) Можно – но не нужно. Это бой по чужим правилам. Такие бои не выигрывают.

Нам важнее другой. Враг не может прямо и откровенно заявить, что его цель – уничтожение и дробление России, полное и окончательное выведение ее из мировой «высшей лиги». В таком случае его поддержит разве что 1% населения, зато сплотит остальные 99%.

Поэтому враг вынужден [временно пользоваться чужой силой протеста], требующей бороться с коррупцией, полицейским произволом, отсутствием социальных лифтов, пренебрежением реальными, а не мнимыми, правами человека. Враг поддерживает ту часть населения, которая потенциально является самым главным союзником власти – если власть борется за интересы страны и народа. [по уничтожив Россию как самостоятельную государственную единицу, ВРАГУ придётся уничтожить и искренне боровшихся за всё хорошее в России.]

И это наш шанс. «обдуманность действий умного человека заключается в том, что он обязательно соединяет выгоду и вред. Когда с выгодой соединяют вред, усилия могут привести к результату; когда с вредом соединяют выгоду, бедствие может быть устранено.»

Мы не будем задерживаться на "местности неустойчивости", поскольку здесь нельзя задерживаться долго.

3/ МЕСТНОСТЬ ОСПАРИВАЕМАЯ  -  http://www.odnako.org/blogs/show_17248/

"Кто из государей обладает Путем? У кого из полководцев есть таланты? Кто использовал Небо и Землю? У кого выполняются правила и приказы? У кого войско сильнее? У кого офицеры и солдаты лучше обучены? У кого правильно награждают и наказывают? По этому всему я узнаю, кто одержит победу и кто потерпит поражение."

Уходя из "местности неустойчивости", мы сделали парадоксальный вывод: оппозиция является благом России и опорой власти, но лишь в том случае, если власть действительно борется за интересы страны и народа.

Нет сомнений, что само это предположение в нашей стране непрерывно оспаривается – примерно со времён призыва на царство Рюрика с родственниками, действовавшими исключительно в интересах Дании. Затем, до самого стояния на Угре, у власти были ставленники татаро-монгольского ханства, за интересы немцев боролся Пётр Первый, а потом и Владимир Ульянов, интересы Грузии представлял Иосиф Сталин, интересы Украины -- товарищ Хрущев, интересы слаборазвитых стран Азии, Африки и Латинской Америки – товарищ Брежнев… Что уж тут говорить про Горбачёва, Ельцина или Путина – тезис о том, что они управляют страной не в интересах народа, звучит постоянно.

Как ни странно, всё это не мешало России большей частью развиваться – несмотря на все подозрительные интересы власти и все интересные подозрения народа.

... власть над страной сама по себе обладает странной способностью заставлять своих избранников действовать в её интересах. И примерам того, как пришедший к власти человек, по всеобщему мнению, способный разве что окончательно развалить страну, внезапно вытягивал её из ямы, – несть числа, в том числе и в нашей истории.

Другой вопрос тот, что власть не сосредоточена в единственном человеке. И даже в его команде. У победы, как известно, много отцов, а вот поражение – сирота. У власти ситуация иная: всё хорошее делается вопреки ей, благодаря высоким ценам на нефть, протестам оппозиции и благоприятному расположению звёзд. Зато в каждом гаишнике, берущем взятки, или в загоревшемся сарае виновато исключительно первое лицо государства.

мы попробуем посмотреть на ситуацию беспристрастно. Исходя не из накопленных претензий и обид, а глядя в будущее.

«…армия страдает от своего государя в трёх случаях:
- Когда он, не зная, что армия не должна выступать, приказывает ей выступить; когда он, не зная, что армия не должна отступать, приказывает ей отступить; это означает, что он связывает армию.
- Когда он, не зная, что такое армия, распространяет на управление ею те же самые начала, которыми управляется государство; тогда командиры в армии приходят в растерянность.
- Когда он, не зная, что такое тактика армии, руководствуется при назначении полководца теми же началами, что и в государстве; тогда командиры в армии приходят в смятение.»


власть за последние годы серьёзно подорвала свой авторитет. И даже трудно сказать, за сколько последних лет – речь не о 4, не о 12, и даже не о 20… Речь о большем сроке.

Но в советский период власть при всей нелепости тех или иных своих действий – перекосах в национальной политике, социальной уравниловке, военных авантюрах вроде афганской войны, ввязывания в ненужные направления гонки вооружений, разбазаривании денег и людей на помощь попрошайкам из третьего мира, -- имела один неоспоримый козырь – социальную справедливость.

партийные и советские чиновники имели свой набор привилегий, доступ к спецраспределителям и смешную до постыдного тягу к дешёвым иностранным благам. Но это равенство нищих, в итоге и погубившее СССР (а как могло быть иначе, если большинство активного, предприимчивого, пассионарного населения чувствовало себя обойдённым?) всё-таки было равенством.

Можно сказать, что все недостатки советской власти были прямым продолжением её достоинств. Мы же на данный момент имеем набор как чисто советских проблем, доставшихся нам в наследство, так и полный комплект «язв капитализма». Эта комбинация и представляет ту самую гремучую смесь, которая способна уничтожить страну.

Претензии, которые предъявляет к власти оппозиция (а она представляет собой немалую часть народа, причем, как и во времена СССР, активную часть) можно разделить на две группы:
- Выборы нечестные, всюду коррупция, власть душит свободу слова и частное предпринимательство, перед законом все неравны, к мнению прогрессивной интеллигенции не прислушиваются.
- Процветает коррупция, разворовывается народное достояние, страна утратила международный авторитет и обороноспособность, к мнению простого народа не прислушиваются даже в мелочах.

Первые претензии – это претензии к остаткам социалистической модели. Вторые – претензии к модели капиталистической. Зачастую обе группы протестующих яро ненавидят друг друга, но даже это не мешает им действовать вместе.

[причём "интеллектуалы" предъявляют к власти претензии об отходе он социалистических завоеваний (неделимые фонды общественных основных средств производства) именно потому, что понимают - шансов увлечь за собой основную массу населения под лозунгами господства плутократии у них нет.

как только им удастся вернуть страну в 90-е, быдло-анчоусы в лучшем случае услышат презрительное - отчего ты такой бедный, если такой умный? в худшем, и это наиболее вероятно, оно будет подвергнуто физическому истреблению - начиная с прелестей ювенальной политики/абортов и принудительной стерилизации(что уже более 40 лет коллонизаторы практикуют в Африке), и через пропаганду гомосексуализма, наркомании, целеноправленной алкоголизации страны к организации голодомора, особенно на территориях за Уралом. попытки народного возмущения будут подавляться тривиальным ковровым бомбометанием, как это было во Вьетнаме, Югославии или Ливии.]


«…когда я её захвачу, и мне это будет выгодно, и когда он её захватит, ему также будет выгодно, это будет местность оспариваемая…»
Самое печальное даже не то, что претензии имеют под собой серьёзное основание и не отреагировать на них – смерти подобно. Наибольшая беда в том, что исполнить требования одной части протестующих -- означает резко усилить вторую часть. В то же разом время исполнить все требования – ввергнуть страну в хаос. Ну давайте дадим полнейшую свободу частному бизнесу! Получим к столетию Великой Октябрьской, а то и раньше, новую коммунистическую революцию. Прислушаться к мнению народа? Потеряем не только бизнесменов. Это сто лет назад страна могла ощетиниться штыками, кровью и потом провести индустриализацию и отстоять свою независимость. Сейчас такой эксперимент не пройдёт.

Но выход всё же есть. Выход неприятный, но действенный. «…в местность оспариваемую направлюсь после противника.» Мы знаем, куда направился противник.

Существует одна вещь, которую одинаково сильно ненавидят и капиталисты, и коммунисты. Существует одна проблема, которая реально мешает и сильным, и слабым в нашей стране. Существует одно знамя, которое объединяет всю оппозицию. это коррупция.

В той или иной форме она существует во всех странах и в любых обществах. Когда первый неудачливый викинг догадался пообещать кормчему на ладье: «Замолви на меня словечко перед конунгом, пусть возьмёт меня в поход – и я отдам тебе треть добычи!» - это уже была коррупция. Но в нашей стране в период полного социального развала она расцвела настолько бурно (увы, почва была исторически подготовлена), что победа над ней становится вопросом жизни и смерти. Беда коррупции не только в том, что она приносит прямой экономический убыток государству, а значит – и всем нам. Она мешает функционированию бизнеса, инвестициям, развитию производства, а значит – вредит предпринимателям. Коррупция лишает нас нормальных дорог, честного судопроизводства, социальной поддержки, а значит -- вредит рядовым гражданам. И самое печальное в том, что коррупция подрывает веру людей в государство, власть и будущее.

Не зря лозунгом оппозиции стало обвинение власти в тотальном воровстве. Этот лозунг – главное оружие врага и уже не имеет значения, настолько ли велика коррупция, какой её представляют. В сознании рядового обывателя коррупция – чудовищный дракон, пожирающий Россию. Пока этот дракон не будет побеждён, причём побежден показательно, театрально, с проносом отрубленной головы по городам и весям, с убеждением каждого, что он не воскреснет (хотя бы в ближайшие годы), строить планы на будущее бессмысленно. Никто не станет строить дома и рожать детей, если он уверен, что эту местность рано или поздно посетит огнедышащее чудовище.

Коррупция – это и наша беда, и вражеское оружие. Значит, дракон должен быть побеждён.
[82% населения России никогда не давали и не получали взятки - http://frallik.livejournal.com/132426.html]
Основная проблема борьбы с драконами, как известно любому странствующему Ланселоту, состоит в том, что дракон живёт в каждом человеке. Любой драконоборец рискует сам превратиться в дракона. Ну, а самым опасным драконом из всех является дракон коллективный, состоящий из всех многочисленных драконоборцев, когда-то занявших эту должность… и обнаруживших, что быть драконом – в общем-то, приятно и комфортно.

По сути мы – все мы, жители России, требуем от власти победить дракона, стыдливо пряча собственный хвост и чешую. И если даже мы не занимаем государственных должностей и не получаем мзду – мы её платим. Не только вынужденно, но и потому, что так нам удобно: заплатить за нарушение гаишнику половину от положенного штрафа; ускорить прохождение документов через бюрократическую машину; да хоть бы и пламенно побороться с коррупцией одного чиновника за деньги, полученные от другого… Но убивать дракона придётся.

«Когда солдаты говорят: "имущество нам более не нужно" — это не значит, что они не любят имущества. Когда они говорят: "жизнь нам более не нужна!" — это не значит, что они не любят жизни. Когда выходит боевой приказ, у офицеров и солдат, у тех, кто сидит, слезы льются на воротник, у тех, кто лежит, слезы текут по подбородку. Но когда люди поставлены в положение, из которого нет выхода, они храбры…»

Это та самая битва, в которой готовы биться все. Та война, на которую все уже вышли -- без повесток, мобилизаций и призывов. И самое удивительное – это битва, которая, если она начнется, вне всяких сомнений закончится победой.

Единственный вопрос – рискнёт ли полководец отдать приказ. Но другого выхода у страны – нет.

P.S. Для интересующихся, что именно Сунь Цзы именует «Путём» поясняю:
«Путь — это когда достигают того, что мысли народа одинаковы с мыслями правителя, когда народ готов вместе с ним умереть, готов вместе с ним жить, когда он не знает ни страха, ни сомнений». Если вас возмущает сама подобная постановка вопроса – то не беспокойтесь, это к вам не относится. Вы – не народ.


Tags: Лукьяненко Сергей, антиоранжевое противодействие, либеральная оппозиция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments